Минэкономики назвало условия для создания новой резервной валюты БРИКС

Фото: Олег Яковлев / РБК

Созданию альтернативной валюты на основе корзины БРИКС должно предшествовать наращивание доли расчетов в национальных валютах, считают в Минэке. Наличие резервной валюты может увеличить потенциал дедолларизации, парируют эксперты

Создание альтернативной валюты на основе корзин стран БРИКС (Бразилии, России, Индии, Китая, ЮАР) будет зависеть от увеличения доли расчетов в национальных валютах и достижения определенного уровня дедолларизации, допустили в Минэкономразвития. Прежде чем запускать новую международную валюту, необходимо планомерно и постепенно «построить совместную финансовую архитектуру», сказал замдиректора департамента многостороннего экономического сотрудничества и специальных проектов Минэкономразвития Никита Кондратьев. По его мнению, «не нужно ставить самоцелью» создание альтернативной валюты, «оно должно быть выгодно для стран БРИКС».

«Вопрос создания альтернативной валюты больше дискуссионный. <...> Без увеличения доли расчетов в национальных валютах, без определенной доли дедолларизации, которая сейчас происходит в рамках БРИКС, без финансовых механизмов, пула условных валютных резервов БРИКС, который сейчас существует и тестируется с учетом корзин национальных валют, достигнуть создания общей альтернативной валюты не будет возможным», — сказал он на круглом столе по итогам 14-го саммита стран БРИКС, отвечая на вопрос РБК. Круглый стол прошел в пресс-центре «Россия сегодня».

Саммит стран БРИКС состоялся 23–24 июня в онлайн-формате, в нем принял участие российский президент Владимир Путин. Россия вместе со странами группы прорабатывает вопрос создания новой международной валюты, которая может стать резервной, сказал глава государства.

По оценке Кондратьева, на сегодня доля расчетов в национальных валютах стран «пятерки» составила 38%, в то время как в 2013–2014 годах оценивалась в 2–3%. Планируется, что в ближайшее время она достигнет 50%, причем не только за счет энергетического сектора экономики, но и в торговле сельхозпродукцией и товарами массового потребления, добавил Кондратьев.

Договор о создании Пула условных валютных резервов между странами БРИКС действует с 2015 года. Он запущен как механизм страхования на случай дефицита валютной ликвидности. В зависимости от экономического потенциала страны взяли на себя обязательства в разных объемах предоставить ресурсы для стабилизации курса валют, если возникнет угроза неожиданного наплыва спекулятивных капиталов на ту или иную национальную валюту.

Другой участник дискуссии — программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай», макроэкономист Ярослав Лисоволик — убежден, что создание новой резервной валюты на основе корзины валют стран БРИКС может приблизить национальные валюты к статусу резервных.

«Думаю, что будущее новой мировой валютной системы заключается в том, что мы неизбежно будем идти к появлению новых резервных валют просто потому, что мировая экономика в этом сильно нуждается. Все центральные банки испытывают дефицит резервных валют», — сказал он. По словам эксперта, диверсификация в сторону развивающихся рынков напрашивается сама собой, а такой инструмент, как создание новой резервной валюты на основе корзины стран-участниц, может расширить потенциал расчетов в национальных валютах в развивающихся регионах.

Стратегию поддержки финансовых расчетов и операций между странами БРИКС Ярослав Лисоволик назвал R5 (по первым буквам валют пяти стран — российского рубля, индийской рупии, бразильского реала, южноафриканского рэнда и renminbi, альтернативного названия китайского юаня). По оценке автора концепции, потенциально к R5 могут присоединиться и другие ликвидные валюты, например ОАЭ и некоторых стран АСЕАН.

Загрузка